Трудности соединения науки с техникой

Трудности соединения науки с техникой часто возникали (и возникают) из-за отсутствия технологической готовности производства. Именно таково было соотношение классической механики XVII—XVIII вв. и производства первых машин. Если механика была точной наукой, то производство машин основывалось на больших допусках, а потому требовало не столько научных знаний, сколько ремесленного умения. «Самое искусное применение принципов ньютоновской механики в XVIII в.,— отмечал Дж. Бернал,— было для инженеровпрактиков почти бесполезным, поскольку машины не могли конструироваться (и, добавим, производиться.—Л. Л.) достаточно точно» [16, с. 3321.

О неприменимости достижений механики из-за отставания технологии свидетельствует, например, использование достижений баллистики в артиллерийском деле. Еще И. Ньютон вычислил траекторию полета ядра с учетом сопротивления воздуха. Эти методы продолжали применяться во второй мировой войне, но в XVIII в. они оказались бесполезными, так как нужна была совершенно иная точность капала ствола, должны были быть стандартными ядра, качество и количество пороха. Все это, даже в наиболее развитой — военной технологии оказалось в то время невозможным. Исключение составляли производство часов, стоявшее в то время на грани искусства, и отдельные изделия наиболее умелых, выдающихся мастеров. Например, первая паровая машина, заказанная Дж. Уатту в 1775 г. знаменитым Дж. Уилкинсоном, главным действующим лицом английской металлургии и машиностроения в Англии того времени, не была бы произведена, если бы высококвалифицированные мастера не создали на заводах Дж. Уилкинсона металлические цилиндры безукоризненной формы и точности [59, с. 261—262].