Гениальное учение Павлова

Гениальное учение Павлова об объективных закономерностях высшей нервной деятельности Орбели низвел до уровня субъективно-психологических исследований Э. Геринга, приписав ему павловские открытия.

Резкой критике была подвергнута деятельность профессора П. К. Анохина, который неоднократно упрекал И. П. Павлова в механицизме, «аналитической ограниченности», в недостаточной аргументированности основных положений павловского учения и даже в том, что будто бы наиболее уязвимым местом в учении условных рефлексов у И. П. Павлова является его отрыв от зарубежной неврологии.

Сокрушающей критике подверглись все положения академика И. С. Бериташвили об особенностях психо- нервной деятельности. Его путаные антипавловские установки по вопросам высшей нервной деятельности фактически были наруку только зарубежным «критикам» Павлова, атакующим павловское учение с идеалистических, реакционных позиций.

Кроме того, сессия подчеркнула, что профессор П. С. Купалов нередко сбивался с позиций учения И. П. Павлова в трактовке полученных фактических данных.

Сессия дала резкий отпор попыткам идеалистических извращений учения И. П. Павлова. В выступлении академика Г. Ф. Александрова было особенно ярко показано все величие учения И. П. Павлова как естественно- научной основы философии и обнажены порочность и ошибочность положений Бериташвили, Анохина, Купалова и прежде всего академика Орбели. Академик Г. Ф. Александров подчеркнул, что «И. П. Павлов был не просто естествоиспытателем, но выдающимся мыслителем, гениальные исследования которого глубоко подтверждают, обосновывают марксистско-ленинскую философскую науку». Этого не поняли академики Орбели и Бериташвили, профессор Анохин, что и привело, в частности, академика Орбели к утверждению, что Павлов был «безразличен к философии» и что «любая гносеология найдет для себя много интересного и много ценного в этом учении».